пятница, 4 декабря 2015 г.

Криобахаизм




Идея написать такую статью появилась год назад. Но подобный текст тогда могли бы неверно понять. Некоторые бахаи подумали бы, что персонально их обвиняют в чем-то — а это вовсе не задача данной статьи. Именно потому, что в этой истории сразу несколько участников, этот рассказ не о них, а о современной тенденции в общине бахаи.





В октябре, 8 числа, годовщина смерти Уолтера Маддела, бахаи с Филиппин. Уолтер приехал в Россию, чтобы распространять Веру. И он оставался на своем посту до самой своей смерти от сердечного приступа.



В 2014 году исполнилась круглая дата — двадцать лет с момента смерти Уолтера. Два десятилетия достаточно большой срок, чтобы понимать, что если не написать об Уолтере сейчас, то потом это будет всё сложнее осуществить хотя бы потому, что становится всё меньше людей, которые могли бы это сделать.



Поэтому за полгода до даты мы через нашу страницу в Фейсбуке обратились ко всем бахаи с предложением присылать нам свои воспоминания об Уолтере, его фотографии и газетные вырезки. Также подобное обращение поместили на специально созданной странице на сайте «Архивы — память общины».



Но дело не ограничилось общими призывами. Нескольким бахаи, которые лично знали Уолтера и могли бы рассказать о нем, были отправлены письма с просьбой поделиться какой-либо информацией для размещения на мемориальной странице в разделе жизнеописаний на сайте «Архивы — память общины».



Ни один человек не захотел написать о бахаи с Филлипин, умершем на пионерском посту в Сибири. Не прислали ни одной газетной вырезки. И у нас на сайте до сих пор нет даже фотографии Уолтера.



Напоминаем, что статья совсем не про то, чтобы в кого-то ткнуть пальцем. Вполне возможно, что у каждого были какие-то важные причины, чтобы промолчать. Никто не имеет права здесь кого-то осуждать. Эта статья об общине бахаи. О нашей общине, которая неспособна наполнить интернет-страничку материалами о человеке, который до последнего вздоха служил этой общине.



Как уже было сказано, эта ситуация характеризует не кого-то одного. Обращение прислать материалы об Уолтере было отправлено персонально нескольким людям. Кроме этого, общее обращение с просьбой присылать материалы было опубликовано в Фейсбуке и на сайте. Все бахаи это проигнорировали.



Контраста в эту историю невольно добавил некий Марат Тунгатаров. Он разным известен в узких кругах, но здесь важно отметить только то, что его бахаи исключили из общины. Так что формально Марат не бахаи. Но именно он, без всякой прямой просьбы с нашей стороны, однажды прислал в «Архивы — память общины» кучу газетных вырезок, среди которых оказалась статья об Уолтере Маддела. А потом, когда в Фейсбуке была опубликована, без упоминания об Уолтере, просьба помочь с набором текста на компьютере, Марат был одним из двух человек, которые откликнулись. Это они набрали две статьи, которые сейчас размещены на нашем сайте. Вот и выходит, что не бахаи, ни разу не слышавший до этого об Уолтере, сам того не подозревая, дважды помог с наполнением веб-страницы о нем. А бахаи, особенно которые лично знали Уолтера, не сделали ничего.




Но печальная картина в общине бахаи была бы неполной, если бы мы ограничились упоминанием бездействия только отдельных личностей. К сожалению, институты бахаи в этом плане продемонстрировали полное единство с верующими.



Письмо поделиться хоть какой-либо информацией об Уолтере Маддела было отправлено в Национальное Духовное Собрание Филиппин. Они в ответ прислали отговорку, что не могут этого сделать, т.к. у них, видите ли, после переезда еще не все коробки с бумагами распакованы. То, что это была именно отписка, ясно по их стыдливому молчанию, когда через три месяца им было отправлено смиренное напоминание о том, что если они разгреблись после переезда, то мы были бы рады получить хоть что-нибудь об Уолтере.



Здесь, наверное, нужно поместить пару слов с самом Уолтере, т.к. мало кто из наших читателей знает о нем какие-либо подробности. Ясно, что далеко не каждый бахаи с Филиппин отправился пионером в Сибирь. Но даже если бы Уолтер Маддела не сделал этого и не умер в России, он уже был известен у себя в стране хотя бы потому, что неоднократно избирался в Национальное Духовное Собрание Филиппин и много лет служил в нем в должности председателя. Несомненно, что о таком человеке Национальный офис бахаи Филиппин мог многое рассказать. Также ясно, что рассказывать не захотел.



У нас на сайте в «Жизнеописаниях» из полсотни биографий только одна страница про бахаи, похороненного на территории России. Все остальные биографии переводные. Но даже эту единственную пришлось размещать в виде заготовки статьи, т.к. не нашлось ни одного человека, который бы захотел прислать хотя бы фотографию, не говоря уже о своих воспоминаниях. Уолтера бахаи забыли.



Тут могут спросить, а почему мы не обратились в Национальное Духовное Собрание России за информацией? Вообще-то, этот же вопрос уместно задать и вам, дорогой читатель. Почему вы, когда увидели объявление о поиске материалов об Уолтере, не захотели сделать о нем запрос в НДС России?



Тем не менее, поясним, почему в связи с этой датой сами никаких запросов не отправляли в Национальное Собрание России. Тут дело даже не столько в том, что оно почти никогда не отвечает на письма. Ну зачем к ним обращаться по этому поводу, если мы и так знали о том, что в Национальном офисе дневник Уолтера однажды просто выкинули как ненужный мусор? Видимо, когда Уолтер умер, возник вопрос, что делать с его вещами. Тогда друзья Уолтера посчитали его дневник достаточно важным, чтобы отправить его из Красноярска в Москву, в Национальный офис, на хранение. И дневник кто-то привез в Москву для сохранения в национальном архиве бахаи. Дневник чудом дожил до двухтысячных. А потом, очевидно из-за отсутствия какого-либо порядка работы с архивными материалами, во время очередной генеральной уборки офиса старую тетрадку, исписанную английскими буквами, выкинули. И не существовало никакой системы, чтобы в тот момент рядом оказался человек, который бы смог оценить важность документа…



***



Говорят, что Уолтер раньше никогда не видел снега. Для него это было белое пушистое чудо. Он приехал с жарких Филиппин, почти с самого экватора, в холодную Сибирь, чтобы рассказывать людям о Бахаулле. Но привезенного им филиппинского тепла не хватило, чтобы согреть ледяные сердца бахаи в России. И его сердце остановилось в этой стране поломанной памяти.





Также смотрите:

Комментариев нет: