пятница, 15 ноября 2013 г.

Величайшая потребность

«Архивы – память общины» приходится иметь дело с массой документов различного формата, как опубликованных, так и неопубликованных. Причем работа ведется с любыми документами на русском языке, имеющими отношение к бахаи, независимо от страны их происхождения или нахождения. При оперировании таким объемом информации нужно решать множество различных вопросов. Что мы с той или иной долей успешности и делаем. Но неизбежно остаются вопросы, ответ на которые имеется только у Национального Духовного Собрания.
Четыре месяца назад на странице BahaiArc в Фейсбук мы опубликовали текст такого объявления:
Объявление целый месяц было закреплено в самом верху, чтобы быть максимально заметным. А после этого мы три месяца периодически размещали на странице разные картинки с таким же призывом.
Нулевой результат! (Только один человек откликнулся, но и тот потом внезапно замолчал. Сообщите хотя бы, если передумали обращаться в свое Собрание, чтобы мы не ждали от вас ответа.)
Почему бахаи не хотят откликнутся на простейшую просьбу о помощи, повторяемую снова и снова вот уже почти четыре месяца? Мы не знаем ответ на этот вопрос.
Но мы можем ответить на вопрос: "А почему самим нельзя написать в Национальное Собрание напрямую?"
Ответ – можно! Только:
  • Нужно выяснять актуальные адреса Национальных Собраний в других странах. (А местные бахаи их и так знают.)
  • Нужно выяснять, уместно ли обращаться в Собрание по-русски или этот язык уже не используется для переписки в той стране?
  • Судя по тому, что институты Веры весьма редко вообще отвечают на наши запросы, можно предположить, что они просто не знают, как отвечать на письмо, полученное не от отдельного верующего, а от инициативы «Архивы – память общины».
  • Если отправлять письмо в НДС другой страны не от имени BahaiArc, а от отдельного верующего, проблем возникает еще больше. Расскажем о них подробнее ниже.
Наверняка большинство бахаи никогда не сталкивались с подобными задачами. Чтобы было понятно, почему нам нужна помощь в отправке электронных писем в Национальное Собрание, приведем два примера. Для простоты возьмем документы, знакомые каждому бахаи.

Послания к Ризвану

Национальные Собрания обладают определенной самостоятельностью в принятии решений. Всемирный Дом Справедливости вовсе не указывает им каждый шаг. Поэтому одно НДС может рассылать всем верующим послания к Ризвану в формате PDF и Word, чтобы люди могли пользоваться тем, который им удобен. В другой стране Собрание может принять политику, согласно которой распространяются послания к Ризвану только в не редактируемом, а часто и не машиночитаемом формате PDF. Имеет право!
Однако, если мы хотим иметь возможность быстро осуществлять поиск по хранящимся у нас архивам, нам необходим доступ к официальным документам определенного формата. А для этого нам надо иметь возможность обращаться в нужное Собрание! Причем делать это от лица бахаи, проживающих на территории юрисдикции данного Собрания. Почему? Все просто. Предположим, бахаи обращается в НДС другой страны с просьбой выслать ему послание Дома Справедливости к Ризвану. В ответ Собрание может с чистой совестью порекомендовать ему направить этот запрос в НДС страны, где проживает данный бахаи в настоящий момент. И оно имеет полное на это право. Но ведь и Национальное Собрание в той стране тоже имеет полное право поступать по-своему, например, ограничить распространение посланий определенного формата. Вот мы и попадаем в тупик. Но если к первому Собранию обратится местный бахаи, тогда оно не будет иметь достаточных оснований отказать ему. А уже отдельный верующий имеет полное право делиться посланием к Ризвану с другим верующим. Таким образом никаких административных правил не нарушается, а нужный результат достигается!

Вестники

Национальные вестники бахаи в общем случае имеют распространение только среди бахаи не лишенных административных прав. Что должно сделать НДС, если какой-нибудь бахаи из другой страны обращается с просьбой выслать ему вестник? Правильно, оно должно отправить запрос об этом человеке в Национальное Собрание страны, где тот проживает. И уже только после получения ответа от того НДС, выслать верующему вестник. Причем, по-хорошему, надо делать такие запросы ежегодно, ведь административных прав человека могут лишить в любой момент. Вот и получается, что на практике Национальному Собранию проще отказать человеку в просьбе получать вестник в другой стране или вообще не ответить на письмо. Поэтому всем легче, когда такой запрос в НДС поступает от местного верующего. Собрание не может отказать ему в просьбе. А отдельный верующий имеет полное право делиться вестником с кем угодно.


Это довольно простые примеры. Нам приходится решать зачастую более сложные вопросы. Но, так или иначе, нам необходимо иметь возможность связываться с Национальными Собраниями. Из приведенных примеров видно, что некоторые вопросы эффективнее решать путем обращения в Национальные Собрания от лица местных бахаи. Поэтому мы уже 4 месяца регулярно и настойчиво в разном виде размещаем одно и то же воззвание о помощи. Просим о простейшей вещи – помочь связаться с русскоговорящим Национальным Собранием. Никто нам так и не помог.
Обратите внимание, мы не просим вести за нас переписку! Мы готовы выслать полностью составленный текст письма для Собрания. Человеку нужно всего лишь отправить его в Собрание со своего адреса, а потом переслать нам ответ. То есть всё сводится к нажатию кнопки «отправить» два раза! Увы, наши воззвания о помощи остаются гласом вопиющего в пустыне.
Во второй книге Рухи приводится утверждение Абдул-Баха о том, что сотрудничество и взаимодействие — величайшая потребность человечества. И чем крепче узы братства и содружества между людьми, тем могущественнее становится созидательная и творческая сила во всех сферах человеческой деятельности.
Пока же мы не можем найти хотя бы одного человека, который помог бы нам отправить письмо в институт Веры! В свете такого четырехмесячного опыта любые разговоры, ведущиеся в общине бахаи о построении административного порядка, начинают выглядеть весьма странно. Если бахаи чувствуют себя настолько некомфортно от одной мысли – отправить простой вопрос в свой национальный административный орган, то о каком сотрудничестве и взаимодействии тут вообще можно говорить?






UPD: Чем дело кончилось, смотрите публикацию от 26 июля 2014 года "Базовый принцип"

2 комментария:

Vladimir Chupin комментирует...

Просто вопрос совершенно непонятный, если честно. Если бы, например, было сказано: «Люди, помогите получить у Национального Духовного Собрания России письмо к Празднику 19 Дня» — наверняка сразу бы десятки людей откликнулись. Да в принципе даже и с Национальным Духовным Собранием тут не надо связываться — и так тебе этот документ скинули бы.

А на непонятные вопросы люди не испытывают никакого желания отвечать.

Archivarius комментирует...

А как понятно сформулировать просьбу о помощи связаться по эл. почте с НДС?

Да, может быть, часть людей не понимают вопроса и поэтому не торопятся отвечать. Только это не объясняет практически тотального молчания. Например, уже почти три года в Фейсбуке просим сообщить выходные данные нового издания «Воли и завещания Абдул-Баха»… В Феусбуке же создали целый альбом, где больше 25 подобных просьб собрано. Откликнувшихся не десятки людей - ноль! Что, всё непонятные вопросы? Очевидно, такое молчание нельзя объяснить одним лишь непониманием.